История юриспруденции - внешний долг, как орудие в политике

Внешний долг, как орудие в политике

04.04.2017 | Это интересно

Государства издавна брали в долг друг у друга. Для одних государств долг был методом поправить свое материальное положение, для других служил орудием государственной политики. История показывает нам, что в отношениях, связанных с долгами и займом, государства, юридические лица, зачастую ведут себя как лица физические. Обмениваются заявлениями, ссорятся, принимают меры в отношении друг друга, зачастую радикальные. За прошедшие тысячелетия экономического и политического развития многое изменилось, и из-за долгов больше не начинаются войны, разве что информационные. Но, тем не менее, кредиты и долги остаются важнейшими инструментами регулирования государственной политики не только в отношении своих соседей, но и в мировом масштабе. Давайте проведем небольшой экскурс в прошлое и посмотрим, как это происходило в прошлые годы.

Трудно предположить, чтобы кто-либо из рационально мыслящих правителей когда-либо начинал войну непосредственно из-за не уплаченного другим государством долга. Ведь расходы на войну, в таком случае, будут несоизмеримо больше, чем сам долг. Но сделать неуплату долга достойным поводом для начала военных действий было в прошлом вполне распространенной практикой. Пример — Ливонская война.

Ливонская война

В 1503 году русский царь Иван III заключил с Ливонским орденом перемирие на 50 лет, по условиям которого Орден должен был ежегодно вносить дань (так называемая «юрьева дань») за город Юрьев (Дерпт), построенный князем Ярославом в начале 11 в. и ранее принадлежавший Новгороду. Однако фактически ливонцы уклонялись от выплаты этой дани. Когда срок перемирия истёк, во время переговоров в 1554 г. Иван IV потребовал выполнения возврата недоимок, отказа Ливонским орденом от военных союзов с Литвой и

Швецией и продолжения перемирия.

Первая часть выплаты указанного долга должна была состояться в 1557 году, однако обязательство Орденом выполнено не было, даже после нескольких «предупредительных» карательных набегов Ивана III.

Потеряв терпение, русский царь начал полноценную войну. Первое вторжение он произвел в январе—феврале 1558 года. Оно представляло собой скорее, разведывательный рейд. В нём участвовало 40 тысяч человек под командованием хана Шиг-Алея (Шах-Али), воевод Глинского и Захарьина-Юрьева. Они прошли по восточной части Эстонии и к началу

марта вернулись обратно. Ливонский ландтаг, было пытался заключить перемирие и принял решение собрать для расчёта с Москвой 60 тысяч талеров, чтобы прекратить начавшуюся войну. Однако, к маю была собрана лишь половина заявленной суммы. Кроме того, Нарвский гарнизон обстрелял Ивангородскую пограничную заставу, чем нарушил договор о перемирии.

В ходе следующего набега в Ливонию двинулась рать до 100 тысяч человек. Ливонский орден на тот момент мог выставить в поле, не считая крепостных гарнизонов, не более 10 тысяч. Таким образом, главным его военным достоянием являлись мощные каменные стены крепостей, которые к этому времени, не могли эффективно противостоять мощи тяжёлых осадных орудий.

17 января в битве при Терзене немцы потерпели полное поражение. Их предводитель рыцарь Фелькензам и 400 других рыцарей (не считая простых воинов) в этом сражении погибли, остальные попали в плен или разбежались. Эта победа широко распахнула русским ворота в Ливонию. Они бесприпятственно прошли по землям Ордена, разоряя их, захватили 11 городов и дошли до Риги, где сожгли на Дюнамюнском рейде рижский флот. За тем на пути русского войска пролегла Курляндия и пройдя её дошли вплоть до Прусской границы. В феврале войско вернулось домой с огромной добычей и большим числом пленных.

После зимнего рейда 1559-г. Иван IV предоставил Ливонскому Ордену перемирие (третье по счёту) с марта по ноябрь, не закрепив, при этом свой успех. Этот просчёт был обусловлен рядом причин. На Москву оказывалось серьёзное давление со стороны Литвы, Польши, Швеции и Дании, имевших свои виды на ливонские земли. С марта 1559-г. литовские послы настоятельно требовали от Ивана IV прекратить военные действия в Ливонии, грозя, в противном случае, выйти на стороне Ордена. Вскоре с просьбами прекратить войну обратились шведские и датские послы. Так-же своим вторжением в Ливонию Россия затрагивала торговые интересы ряда европейских гоударств. Торговля на Балтийском море тогда росла из года в год и вопрос, кто её будет контролировать, был актуален. Перемирие также было обусловлено разногласиями в самом российском руководстве по поводу внешней стратегии.

В результате этой войны, так и не окончившейся полным успехом, русские все же получили ряд результатов. Часть Ливонии была присоединена к России и тут же получила особые льготы. Городам Дерпту и Нарве были даны: полная амнистия жителей, свободное исповедание их веры, городское самоуправление, судебная автономия и беспошлинная торговля с Россией. Разрушенную после штурма Нарву стали восстанавливать и даже предоставили ссуду местным землевладельцам за счет царской казны.

Аргентинская война

В середине 19 века в одной из богатейших стран Южной Америки, Аргентине, правил диктатор Хуан-Мануэль де Росас. Не смотря на свою бытность пастухом в молодости, Росас, добившись поста губернатора Буэнос-Айроса и главы Аргентинской конфедерации, сделал основным направлением своей аграрной политики укрепление латифундизма. С этой целью он распродал новые захваченные у индейцев земли среди крупных скотоводов.

Читайте также:  Долги и их взыскание в Средние века

Хуан Мануэль де Росас представл одну из богатейших семей провинции Буэнос-Айрес. С 1811 г. во главе своего кавалерийского отряда Колорадос дель Монте он состоял на службе в ополчении у правительства Буэнос-Айреса, хотя по большей части воевал с кочевниками и принимал участие в гражданских войнах.

В это время в политических взглядах населения Буэнос-Айреса уже отчетливо вырисовывалась национальная и федералистская тенденция, получившая отражение не только в настроениях низов, но и в верхах, среди той части скотоводов, которую беспокоила европеизация провинции с укреплением позиций англичан. Не будем забывать, что все страны Южной, да и Северной Америки были в свое время колониями, в большинстве своем испанскими или английскими.

Фигура Росаса как нельзя лучше подходила для соединения верхов и низов в деле создания аргентинской нации и национальной государственности. Став диктатором, Росас активно развивал внешнюю торговлю. Так, в 1835 г. наряду с устранением таможенных пошлин между самими аргентинскими провинциями он одновременно повысил пошлины и ввел запрет на ввоз в страну некоторых промышленных и сельскохозяйственных продуктов. В 1841 г. эти меры были дополнены покровительственным декретом, предоставлявшим учредителям новых производств монопольные привилегии внутри страны. Одним и положительных результатов протекционизма Росаса стало превращение Аргентины из страны ввозящей в страну, в страну, вывозящую пшеницу.

Такая политика не раз становилась поводом для обострения отношений страны с Англией и Францией. Когда же в Уругвае началась очередная гражданская война, он поддержал силы, оппозиционные президенту Ривере, за которого выступала Франция. В 1838 г. французский флот установил блокаду Буэнос-Айреса, захватил аргентинский остров Мартин-Гарсия и потребовал предоставления Франции режима уступок в сфере торговли. Этой цели Франции добиться не удалось, и в 1840 г. она была вынуждена снять блокаду Буэнос-Айреса и возвратить Аргентине захваченный остров.

Не смотря на самостоятельную внешнюю политику, определенная финансовая зависимость режима Росаса от европейских стран продолжала существовать. И вновь непулата государственного долга стала причиной, а точнее, поводом для введения войск. В 1845 году из-за неуплаты Росасом внешнего долга Англия и Франция начали на этот раз совместную вооруженную экспансию в Аргентину, разгромили ее флот и блокировали Буэнос-Айрес. Лишь спустя четыре года Росасу удалось урегулировать конфликт и заключить в 1849 мирный договор с Англией, а в 1850 – с Францией.

Кстати, попадание вчерашних колоний в долговую кабалу к своим бывшим метрополиям — не единичный случай. Ниже мы опишем примеры того, к чему привела колониальная политика западных стран, и какие плоды она дает в наши дни.

Неоплаченная война

Существуют и обратные примеры, когда наоборот, война ведется в долг. Типичным примером такого рода являются поставки по ленд-лизу, осуществлявшиеся США в адрес Советского союза. Ирония состоит в том, что эта, давно выигранная война, до сих пор не была в полной мере «оплачена» Советским союзом и его наследницей — Россией.

Объём американских поставок по ленд-лизу составил около 11 млрд долларов США, и как известно, сыграл огромную роль в победе СССР в Великой отечественной войне. Однако после ее окончания, особенно во время «холодной войны» ее объемы долгое время приуменьшались, чтобы дать понять советскому народу: «и без них бы справились». Однако теперь архивные данные стали более доступными и стала вырисовываться картина, выставляющая советских руководителей не в самом лучшем свете.

Согласно закону о ленд-лизе, оплате подлежала только уцелевшая в ходе войны техника; для согласования итоговой суммы, сразу по окончании войны начались советско-американские переговоры. На переговорах 1948 г. советские представители согласились выплатить лишь незначительную сумму и встретили прогнозируемый отказ американской стороны. Переговоры 1949 г. тоже ни к чему не привели. В 1951 г. американцы дважды снижали сумму платежа, которая стала равняться $800 млн, однако советская сторона соглашалась уплатить только $300 млн.

Соглашение с СССР о порядке погашения долгов по ленд-лизу было заключено лишь в 1972 году. По этому соглашению СССР обязался до 2001 г. заплатить $722 млн, включая проценты. К июлю 1973 г. были осуществлены три платежа на общую сумму $48 млн, после чего выплаты были прекращены в связи с вводом американской стороной дискриминационных мер в торговле с СССР (Поправка Джексона— Вэника). В июне 1990 г. был установлен новый срок окончательного погашения задолженности — 2030 г., и сумма — $674 млн.

После распада СССР долг за помощь был переоформлен на Россию, по состоянию на 2003-й год Россия должна примерно 100 млн американских долларов.

Таким образом, из общего объёма американских поставок по ленд лизу в $11 млрд долларов СССР, а затем Россией, было признано, а затем частично оплачено 7% долга. Однако с учетом инфляционного обесценения доллара эта цифра будет существенно меньше. Так, к 1972 году, когда США было выплачено $48 млн долларов, доллар с 1945 года успел обесцениться в 2,3 раза. Договоренность о выплате оставшихся $674 млн была достигнута в июне 1990 года, когда покупательная способность доллара была уже в 7,7 раз ниже чем на конец 1945 года. Итого общий объём советских (российских) выплат в ценах 1945 года составил не более 108,4 млн долларов США, то есть менее 1 % от суммы долга.

Читайте также:  Великое Княжество Литовское: долги и их взыскание

Долги стран третьего мира

Одной из острейших проблем современности является колоссальный перекос в развитии стран «первого» и «третьего» мира. Общеизвестным фактом является ужасающая нищета, голод, войны и эпидемии в странах Африки и некоторых странах Азии. Некоторые объясняют эти факты якобы «нежеланием» местного населения трудиться, некоторые — отсутствием «правильной» власти. Однако ни первое ни второе объяснение не имеет ничего общего с реальностью. Основной причиной, по которой эти страны находятся в положении крайней социальной нестабильности и нищеты является их долговая кабала, тотальная кредитно-финансовая зависимость от развитых стран.

Африканские страны, о которых идет речь, а точнее их лидеры, десятилетиями просили у развитых стран кредиты, чтобы финансировать национальное развитие. Эти страны хотели с помощью кредитов стать пригодными для участия в мировом рынке. Освободившись от колониальной зависимости в 50-х-60-х годах ХХ века, они поставили себе в пример ведущие индустриальные державы, до уровня которых им, согласно тогдашним представлениям об экономике, предстояло развиться. Для этого развитые страны выделили немалые суммы, которые в основном пошли на пользу государственной власти развивающихся стран. В конце концов, она должна была поддерживать минимальный порядок и организовывать рост экономики. Утверждалось, что у получивших независимость колоний есть для этого неплохая предпосылка: так называемые «природные богатства». Однако этим богатствам не нашлось применения в самих развивающихся странах: бывшие колонии не обладали собственной промышленностью, которая могла бы использовать природные ресурсы на производстве. Да и откуда бы этой промышленности появиться? Поэтому им пришлось продавать свое сырье корпорациям тех стран, где были размещены соответствующие средства производства. Продажа сырья должна была обеспечить развивающиеся страны конвертируемой валютой. На вырученную валюту предполагалось развивать бывшие колонии до состояния индустриальных стран. Так без конца утверждалось на многочисленных конференциях по развитию. Результаты видны не только на примере стран с особо высокой задолженностью, но и на примере тех государств, ситуация которых лишь незначительно лучше. С помощью «кредитов на развитие» они наладили сбыт своих природных богатств на мировом рынке, но богаче от такого экспорта становились только развитые страны, которые скупали сырье по выгодным только для них ценам. Развивающиеся страны не приблизились к своей цели – построению рыночной экономики по западному образцу ни на шаг, напротив: экспорт делал их еще беднее. Принесет экспорт природных богатств доход, или нет, целиком зависит от расчетов корпораций развитых стран. Они платят за эти товары только такие цены, которые обеспечивают им прибыль от использования этого сырья в их процессе производства, к тому же купля этих товаров сильно зависит от конъюнктуры их же деловой жизни. Напротив, развивающиеся страны при всех обстоятельствах вынуждены обходиться доходами от сбыта своего сырья. Они не могут поставить продажу в зависимость от того, покрывают ли мировые цены на сырье иностранные «авансы» на обнаружение полезных ископаемых и затраты на инфраструктуру, а также расходы на поддержание государственного порядка, потому что вынуждены продавать по мировой цене из-за необходимости выплачивать кредитные долги. Не удивительно, что в развивающихся странах развивается только задолженность, а вместе с ней и необходимость снова и снова просить страны-кредиторы о преобразовании задолженности, то есть о новых кредитах для расплаты по старым. Вопрос о полном и безоговорочном списании долгов не стоит для кредиторов даже в тех случаях, когда всем задействованным сторонам ясно, что страна-должник никогда не будет в состоянии вовремя уплатить проценты и погасить долги. Кредиты без шансов на возвращение все еще приносят странам-кредиторам политическую пользу. С их помощью они оказывают влияние на неплатежеспособные страны.

На саммитах «Большой восьмерки» в последние годы неоднократно поднимался вопрос о списании долгов странам третьего мира. Списание долгов призвано было продемонстрировать добрые намерения богатых и развитых стран Европы. Однако оно совершенно не подводит черту под длинным списком накопившихся обязанностей обедневших стран, и не позволяет им начать все заново, не имея долгов. Формулировка саммита тогда еще .»большой семерки» в Кельне в 2000 г. гласила, что соотношение долгов и экспорта должно быть снижено для самых бедных стран на 200 процентов. Это означало, что их долги и после списания вдвое превышали их доходы от экспорта природных богатств. Этот экспорт увеличивал их долги, а частичное списание долгов изменяло только одно: оно снижало темп повышения долгов – чаще всего на время.

Таким образом, судьба стран третьего мира — находиться в долговой кабале по крайней мере до тех пор, пока там не кончатся природные ресурсы, которые интересуют корпорации. Не будем также забывать, что даже имея огромное количество природных богатств, африканцы не могут использовать их для развития собственных стран еще и по причине того, что их добычей и экспортом занимаются всё те же транснациональные корпорации с офисами в и штабами в странах Запада. Таким образом, странам Африки выдаются кредиты под добычу сырья, лишь мизерная часть из прибыли от которого потом оседает в самой стране. Этой части только и хватает на поддержку марионеточных диктаторских режимов. В некоторых же странах финансовыми «управителями» наоборот искусственно поддерживается режим «управляемого хаоса». Пример: Конго страна, содержащая 80% мировых залежей колтановой руды. Колтановая руда эта примечательная тем, что содержит колумбо-танталит, ценнейший минерал, используемый в производстве электроники — он есть в каждом мобильном телефоне. В Конго для захвата колтановых рудников вооруженными группировками (которых в стране огромное количество) зачастую оружие покупается и на кредиты МВФ. В начале 2000-х МВФ высоко оценило быстроразвивающиеся экономики всех воюющих стран, показавших 6% рост — и выделил новые кредиты. И вроде бы всё хорошо, и колтан вовремя поступает на рынки, и мобильные телефоны производятся миллионами. Но в далёком Конго при таких темпах и формах экономического роста население убывает на глазах невероятными темпами: зачастую в «колтановых» армиях, кроме подростков, воевать некому.

Читайте также:  Долги и их взыскание в Средние века

Таким образом, становится очевидно, что практика «давания в долг», даже с декларируемыми добрыми намерениями, далеко не всегда является действительно помощью. Но будучи мощным инструментом экономического давления, долги и кредиты могут не только фактически лишить страны независимости (как в случае с Африкой), но и наоборот, даровать ее, как это произошло в Бразилии.

В отличие от многих других стран Южной Америки, Бразилия получила независимость не в ходе долгих и кровопролитных войн, а дипломатическим путем.

Португалия признала независимость Бразилии в договоре от 29 августа 1825 года, заключённом при посредничестве Британии. За независимость Бразилии пришлось дорого заплатить в буквальном смысле. Секретное дополнение к договору требовало выплату Бразилией 1,4 млн фунтов стерлингов португальского долга Британии и компенсацию расходов в размере 600 тыс. фунтов стерлингов самой Португалии. Таким образом, государственный долг в очередной раз стал средством решения политических задач.

«Газовая война» России и Украины

Но за примерами подобных практик не обязательно ходить в далекие страны и анализировать политику прошлых лет. Буквально у нас «под боком» развиваются события, которые во многой мере достойны вышеуказанных примеров. Речь идет о российско-украинском сырьевом и долговом конфликте, прозванном с легкой руки журналистов «газовой войной».

Российско-украинские «газовые войны» происходили неоднократно, но один раз конфликт вошел в особенно острую фазу, когда выставленный Украине долг составил $2,4 млрд.

В июне 2008 года российский министр иностранных дел Сергей Лавров сообщил, что газовые цены для Украины могут быть повышены в 2009 году в два раза, т.е. до $360-400 за 1000 кубометров. Кстати, стоит отметить, что Россия поставляет в Украину не свой газ, а туркменский, купленный по гораздо более низким ценам. Причина такого заявления была ясна: за несколько дней до этого тогдашний президент Украины Виктор Ющенко сделал заявление о прекращении базирования российского Черноморского флота на территории Украины сразу после окончания действия нынешнего договора по флоту между двумя странами в 2017 году.

Но тогдашняя вспышка напряженности в отношениях Украины и России постепенно угасла. И вот 20 ноября президент России Дмитрий Медведев поручил главе «Газпрома» Алексею Миллеру в добровольном или принудительном порядке взыскать с «Нафтогаза» долг в $2,4 млрд. В тот же день Миллер обнародовал свое заявление, в котором не исключил переход на рыночные отношения с Украиной с 1 января 2009 года, при которых цена на газ для нее может составить более $400 за 1000 кубометров, если украинцы не погасят свой долг в $2,4 млрд. Кроме того, в случае неуплаты долга «Газпром» сохранит в качестве посредника «Росукрэнерго» (предприятие, в котором Газпром владеет 50% акций).

24 ноября в «Газпроме» заявили, что монополия подготовила необходимые документы для обращения в международный арбитражный суд Стокгольма с жалобой на украинскую компанию за неуплату долга. Эти действия возымели эффект: вечером 24 ноября в Москву в срочном порядке прилетел глава «Нафтогаза Украины» Олег Дубина. В результате 25 ноября стороны договорились, что «Нафтогаз» должен погасить свой долг за поставки газа в сентябре и часть долга за октябрь до 1 декабря 2008 года.

Как видим, в современном мире долги государств друг перед другом уже не становятся причинами реальных вооруженных конфликтов. Они становятся причинами конфликтов экономических и информационных. Однако сами долги в масштабах стран по прежнему являются средством, которым можно управлять и войнами, и экономикой, и политикой.

Источники:

https://www.krugosvet.ru/
https://mesoamerica.narod.ru/
https://ru.wikipedia.org/
https://www.gazeta.ru/
https://scepsis.ru/
https://4cms.ru/
https://www.azadliq.org/
https://www.rian.ru/

Теги: